Книги/Гроссман «Жизнь и судьба», 1954

Posted in books by
Роман-эпопею «Жизнь и судьба»,ставший глубочайшим философским исследованием событий Великой Отечественной войны и откровением эпохи,по масштабу охвата событий сравнивают с «Войной и миром» Толстого,по сложности переплетения судеб многочисленных героев и трагичности судьбы автора — и с «Доктором Живаго» Пастернака.
А.Твардовский,прочитавший «Жизнь и судьбу» в 1960 году,сразу после ее завершения,записал в дневнике: «Напечататать эту вещь<…>означало бы новый этап в литературе,возвращение ей подлинного значения правдивого свидетельства о жизни,означало бы огромный поворот во всей нашей зашедшей бог весть в какие дебри лжи,условности и преднамеренности литературы.Но вряд ли это мыслимо».
Все экземпляры романа у Гроссмана конфисковали;некий крупный партийный функционер сказал ему,будто бы роман не появится в печати и через двести лет…Сознание того,что главная книга его погибла,Гроссману,как и Пастернаку,стоило жизни.Роман увидел свет в нашей стране спустя 28 лет,после поистине детективной истории восстановления рукописи,произвел сильнейшее впечатление на читателей и был причислен к величайшим книгам Европы ХХ века.»

Я прочитала эту книгу два года назад,и до сих пор не могу ее забыть.Сколько слез было над ней пролито!Как страшно было читать в некоторых местах…Она перевернула тогда все нутро мое вверх тормашками…Я советую почитать эту книгу всем,от мала до велика.В этом посте — некоторые мои любимые отрывки.О свободе,религии,добре,зле и дружбе.

Подляский Юрий Станиславович (Россия, 1923) «Ленинград» 1958

«Более сложен процесс деформации ощущения длительности и краткости времени,переживаемый человеком в бою.Здесь дело идет  дальше,здесь искажаются,искривляются отдельные,первичные ощущения.В бою секунды растягиваются,а часы сплющиваются.Ощущение длительности связывается с молниеносными событиями — свистом снарядов и авиабомб,вспышками выстрелов и вспышками взрывов.»

«В помощь инстинкту приходит гипнотическая сила мировых идей.Они призывают к любым жертвам,к любым средствам ради достижения величайшей цели — грядущего величия родины,счастья человечества,нации,класса,мирового прогресса.
  И наряду с инстинктом жизни,наряду с гипнотической силой великих идей работала третья сила — ужас перед беспредельным насилием могущественного государства,перед убийством,ставшим основой государственной повседневности.
  Насилие тоталитарного государства так велико,что оно перестает быть средством,превращается в предмет мистического,религиозного преклонения,восторга.
Чем иным можно объяснить рассуждения некоторых мыслящих,интеллигентных евреев о том,что убийство евреев необходимо для счастья человечества и что они,осознав это,готовы вести на убойные пункты своих собственных детей, — ради счастья родины они готовы принести жертву,которую когда-то совершил Авраам.»

                      В. Костецкий. Возвращение. 1947

«Природное стремление человека к свободе неистребимо,его можно подавить,но его нельзя уничтожить. Тоталитаризм не может отказаться от насилия. Отказавшись от насилия,тоталитаризм гибнет. Вечное,непрекращающееся,прямое или замаскированное,сверхнасилие есть основа тоталитаризма. Человек добровольно не откажется от свободы.В этом выводе свет нашего времени,свет будущего.»

«Минувшее лето!Что он пережил в те дни,дано,видно,испытать лишь однажды в жизни.Он ощутил на своем лице дыхание Индии.Если бы лавина,сметающая леса,выжимающая из русел реки,способна была чувствовать,то она бы чувствовала именно то,что ощущал он в те дни.»

«Но родилось не зло — родилось христианство.Никогда человечество не слышало таких слов:»Не судите,да не судимы будете.Ибо…каким судом судите,той мерой вам и будут мерить…Любите врагов ваших,благословляйте проклинающих вас,благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас.И так во всем,как хотите,чтобы с вами поступали люди,так поступайте и вы с ними;ибо в этом закон и пророки» .Что принесло людям это учение мира и любви?
Византийское иконоборство,пытки инквизиции,борьба с ересями во Франции,в Италии,во Фландрии,в Германии,борьба протестантства и католичества,коварство монашески орденов,борьба Никона и Аввакума,многовековой гнет,давивший науку и свободу,христианские истребители языческого населения Тасмани,злодеи,выжигавшие негритянские деревни в Африке.Все это стоило большего количества страданий,чем злодеяния разбойников и злодеев,творивших зло ради зла..»

«Без вести пропавший». Горский А.П.

«Добро не в природе,не в проповеди вероучителей и пророков,не в учениях великих социологов и народных вождей,не в этике философов…И вот обыкновенные люди несут в своих сердцах любовь к живому,естественно и непроизвольно любят и жалеют жизнь,радуются теплу очага после трудового дня работы и не зажигают костров и пожаров на площадях.
И вот,кроме грозного большого добра,существует житейская человеческая доброта.Это доброта старухи,вынесшей кусок хлеба пленному,доброта солдата,напоившего из фляги раненого врага,это доброта молодости,пожалевшей старость,доброта крестьянина,прячущего на сеновале старика — еврея.это доброта тех стражников,которые передают с опасностью для собственной свободы письма пленных и заключенных не ,товарищам по убеждениям,а матерям и женам.»

«Когда жизнь одного человека дружески сходится с жизнью второго,они,случается,ссорятся и бывают несправедливы в споре,и все же их взаимные обиды уходят без следа. Но если намечается внутреннее разделение между людьми,еще не понимающими этого внутреннего разделения,то и случайное слово,мелкая небрежность в отношениях превращаются в острие,смертельное для дружбы.
И часто внутреннее расхождение лежит так глубоко,что никогда не выходит на свет,никогда не осознается людьми. Пустой,шумный спор,сорвавшееся недоброе слово кажутся им тогда роковой причиной,погубившей многолетнее товарищество.»

«Музыка,коснувшись гибнущего,вдруг возрождает в душе его не мысли,не надежды,а лишь одно слепое,пронзительное чудо жизни.Рыдание прошло по колонне.Все,казалось,преобразилось,все соединилось в единстве,все ассыпанное — дом,мир,детство,дорога,стук колес,жажда,страх и этот вставший в тумане город,эта тусклая красная заря,все вдруг соединилось — не в памяти,не в картине,а в слепом,горячем,томящем чувстве прожитой жизни.Здесь,в зареве печей,на лагерном плацу,люди чувствовали,что жизнь больше,чем счастье, — она ведь и горе.Свобода не только благо.Свобода трудна,иногда и горестна,она — жизнь.

«Потухли звезды на ночном небе,исчез Млечный Путь,погасло солнце,погасли Венера,Марс,Юпитер,замерли океаны,замерли миллионы листьев,и замер ветер,цветы потеряли цвет и запах,исчез хлеб,исчезли вода,прохлада и духота воздуха.Вселенная, существовавшая в человеке,перестала быть.Эта Вселенная поразительно походила на ту,единственную,что существует помимо людей.Эта Вселенная особенно поразительна была тем,что имелось в ней нечто такое,что отличало шум ее океана,запах ее цветов,шорох листвы,оттенки ее гранитов, печаль ее осенних полей от каждой из тех,что существовали и существуют в людях,и от той,что вечно существует вне людей. В ее неповторимости,в ее единственности душа отдельной жизни — свобода.Отражение Вселенной в сознании человека составляет основу человеческой мощи,но счастьем,свободой,высшим смыслом жизнь становится лишь тогда,когда человек существует как мир,никогда никем не неповторимый в бесконечности времени.Лишь тогда он испытывает счастье свободы и доброты,находя в других то,что нашел в самом себе.»

18.06.2016
Previous Post Next Post

Добавить комментарий

You may also like